Деревня категории «Д»: английская версия бесперспективности.

Автор: | 13.07.2017

Управление сжатием.

В двадцатом веке трудно найти примеры, в которых требовалось бы планирование в условиях сокращения численности населения — индустриализация провоцировала рост большинства городов. Но это города. Как известно, когда где-то растёт — в другом месте убывает. Сельская местность была повсеместно тем ресурсом, который обеспечивал рост населения городов. Большие быстрорастущие города буквально выкачивали население из деревень и малых городов — этот процесс продолжается и сейчас. Проблема возникала и в условиях истощения природных ресурсов и закрытия добывающих производств, когда построенные для добычи посёлки и городки лишались своей градообразующей базы. Такой дисбаланс требовал разработки специальной политики, потому что деградирующие населённые пункты становились очагами социальных проблем, таких как высокий уровень безработицы, бедность, отсутсвие социальной инфраструктуры и низкое качество жизни.

Естественно, это было возможно в странах с сильной государственной системой и развитыми инструментами планирования – в Европе, США или СССР. В Советском Союзе, пожалуй, самым известным был план ликвидации «неперспективных деревень», не ставший успешным и вызвавший много критики в свой адрес и обвинений в разрушении или ослаблении региональных систем расселения. Однако, в подобных инициативах СССР не был единственной страной.

План развития графства Дарем в Великобритании.

Дарем — это графство на северо-востоке Великобритании (County Durham), население которого составляет чуть более полумиллиона жителей. С конца 19 века и вплоть до 1970-х регион специалиировался на угледобыче, её пик пришёлся на 1880-е и 1890-е годы. Упадок начался с 30-х годов двадцатого века и продолжался вплоть до 90-х годов, когда была закрыта последняя угольная шахта.

Правительство графства Дарем обеспокоилось социально-экономической ситуацией в регионе к тридцатым годам двадцатого века, когда закрывающиеся шахты спровоцировали высокий уровень безработицы, миграцию и социальную нестабильность. Изначально миграция населения из мест, в которых природные ресурсы были выработаны, не воспринималось правительством как негативный процесс; но власти понимали, что его нужно регулировать.

В 1934 году было проведено социологическое исследование, которое подтвердило, что из-за безработицы жителям переселение представляется крайне желательным, но связано с высокими социальными издержками (потеря социальных связей и привычной среды). Более того, местные власти боятся сокращения численности населения. Поэтому основной рекомендацией проведённого исследования стало привлечение новых производств в регион с целью сохранить существующую систему расселения. Начиная с 1934 года правительство начало реализовывать государственную политику в отношении самых кризисных районов. Эти территории были выделены в особую зону, населённые пункты в которой имели право на небольшую государственную поддержку. Излишняя специализация экономики в малых населённых пунктах виделась главным негативным фактором, препятствующим развитию, поэтому началась программа диверсификации экономики.

В послевоенный период между 1945-м и 1950-м в регионе было открыто много новых производств с общим числом новых рабочих мест около 37 тысяч. Тем не менее, правительство стремилось к концентрации усилий по созданию необходимой для жизни инфрастуктуры: в графстве были основаны два новых города — Ньютон Айклиф (Newton Aycliffe) в 1947-м и Питерли (Peterlee) в 1948-м. Основание этих двух городов объединяло в себе обе политики – диверсификацию экономики и переселение жителей из деревень.

В 1947-м году угледобывающая промышленность была национализирована, после чего многие шахты закрылись. В 1949-м правительством региона был разработан план, который предсказывал дальнейшее сокращение рабочих мест в угледобывающем секторе на 23,5 тысяч в последующие 25-30 лет. Разработчики плана регионального развития предполагали, что люди будут переселяться на новые места, если им предоставить работу и жильё. В связи с этим, развивать и диверсифицировать  экономику было решено только в крупных населённых пунктах, в которых угольная промышленность должна была существовать ещё продолжительное время.

В 1950-м году был разработан новый «Угольный план», предполагающий, что к 1961-65 около 35 тысяч рабочих мест в графстве Дарем исчезнут: намного больше, чем предполагал предыдущий план. Однако правительство не предоставило местным властям точные данные о планируемой продолжительности работы отдельных угольных шахт. При такой неопределённости местные власти были очень ограничены в возможности прогнозировать будущее населённых пунктов.

В том же 1950-м на основе плана регионального развития было разработаны два документа. Первый «Перспективы занятости и предоставления земли для промышленного использования» оценивал потребности в рабочей силе и землях под промышленное производство. Второй, более значимый, «Будущее отдельных поселений», имел дело непосредственно с местоположением поселений. В этом документе каждому населённому пункту была присвоена одна из трёх категорий. Первая категория «А» присваивалась поселениям, в которых предполагался дальнейший рост численности населения, и в которые было предпочтительно инвестировать ресурсы. В поселениях категории «В» численность населения была стабильной, и инвестиции должны были обеспечить поддержание этой численности. И, наконец, населённые пункты категории «С» характеризовались сокращением численности населения. Позднее данная категория была разделена на С1, в которой допускались незначительные инвестиции для жизнеобеспечения остающегося населения, и С2 – в которой не предполагались никакие вложения. Подобное решение обусловливалось только экономическими причинами – социальные проблемы не учитывались совсем.

114 населённых пунктов из 357 были отнесены к категории С2, ещё 30 – к категории С1.

В 1951-м году в план регионального развития было внесено одно невинное изменение: была предложена «Политика D-деревень». Эта политика была построена на предположении, что существование многих населённых пунктов, расположенных вблизи закрывшихся угольных шахт, не имеет смысла, и что перераспределение населения и реорганизация системы расселения будет способствовать улучшению условий жизни и ситуации на рынке труда. Таким образом, категория C2 в новом плане была изменена на категорию D.

К категории D были отнесены 114 деревень из 357-ми. 

Для этих населённых пунктов были запрещены любые инвестиции, а также предполагался выкуп недвижимости с целью её сноса. Тем не менее, программа начала буксовать с самого начала — из-за отсутствия точных планов закрытия шахт, местные власти не могли определить очерёдность возможной ликвидации деревень.

В 1964 году был принят новый план развития региона, в котором была предложена новая, более сложная классификация деревень. Для каждой категории было утверждено направление политики развития:

i. значительное развитие;
ii. ограниченное будущее развитие;
iii. ограниченное развитие;
iv. без изменений;
v. без развития, но населённый пункт может продолжить существование;
vi. без развития и быстрая ликвидация населённого пункта.

Последние две категории, по сути, заменяли категорию D. Количество деревень «без будущего» было увеличено со 114 до 121, и среди них были не только малые населённые пукнты, но и достаточно крупные. Правительство региона нацеливалось на активную реализацию программы, однако, это столкнулось с многими проблемами, начиная от необходимости выкупа недвижимости и заканчивая протестами жителей.

Протесты против политики деревень категории D росли и достигли пика в конце 60-х-начале 70-х годов. Политики учитывали только экономические факторы и полностью игнорировали социальные. Например, план исходил из предположения, что шахтёры неспособны сменить вид деятельности и готовы переехать на новое место жительства ради работы. Реальность показала, что люди были готовы отказаться от работы ради сохранения привычных условий жизни и социальных связей. Более того, в неперспективных шахтёрских посёлках начали появляться позитивные изменения — открывались отели, кафе и другие объекты предпринимательства.

В 1970-х появились признаки ослабления государственной политики. Для четырёх деревень правительство решило изменить категорию D и отказаться от их закрытия и сноса. Это дало надежду жителям многих других деревень о том, что планы могут быть изменены. Тем не менее, снос и переселение продолжались. Население деревень категории «А», как и было предсказано, росло, — но, в основном за счёт жителей, переселяющихся из деревень категории D. Больше всего в этой ситуации страдали пожилые люди, вынужденные покидать места, в которых они прожили всю жизнь, а также люди, теряющие свою собственность. Несмотря на то, что местные власти старались избегать тотального сноса, всё же часть жителей были переселены насильно.

Снесённый в 1978 посёлок Блэкхауз (Blackhouse, оригинальное название Clayton Ville). Снос произведён после отмены программы «Деревни категории Д». На аэрофотоснимке можно увидеть фундаменты снесённых зданий.

Политика деревень категории D провалилась и была полностью отменена в 1979. К 1977 году из 121 деревень были закрыты и снесены только три. Другие же сохранили своё существование, но очень пострадали от клейма «категория D»:  более 30 лет в них были запрещены любые инвестиции, отчего населённые пункты заметно деградировали. Негативные последствия программы, особенно социальные, до сих пор пытаются оценить. План D показал, что масштабные программы по реорганизации сложившейся системы расселения труднореализуемы — они просто не в состоянии учесть всех факторов, необходимых для успеха. И, конечно, реализация подобных программ требует огромных ресурсов — финансовых, информационных, организационных — которые зачастую невозможно просчитать заранее.

 

Использованные ресурсы:

Pattison, G. (2004). Planning for Decline: The ‘D’ Village policy of County Durham. Planning Perspectives, 19 (3), 311– 32.

Category D coal mining villages in County Durham

Planning for Destruction After the Death of Coal in County Durham

 

Деревня категории «Д»: английская версия бесперспективности.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *